Lunarcy
У каждого в жизни свой роковой койот
...а в памяти еще свежи следы от копыт.
Попросту говоря, повод перетащить появился.

Спасибо фанатам за заявку "Кроссовер My little pony и ГСЧ. Потерянная принцесса"

…Она шла по бесконечному звездному коридору и знала, что там, впереди, кроется разгадка. Там – ответ на вопрос, вопрос жизни и смерти… То, от чего зависело существование ее родной страны…
Бесконечные звезды игриво подмигивали ей из окружающей тьмы, а она шла и шла, пока…


– Да говорю тебе, эта атака была настолько внезапной, что даже будь здесь вся королевская колода…
– А генерал!..
– Ну, мужик!..
– Не, мы тоже не подкачали, чего уж…
– Да можно подумать, впервой!..
Разговоры в лагере хоть и втихаря, но уже в который раз возвращались к недавнему нашествию из Тумана. И тогда обычно дисциплинированные бойцы не совсем дисциплинированно оживлялись и, оглянувшись, начинали воодушевленно вспоминать подробности вчерашнего боя с неведомыми тенями. Как те выметнулись из вдруг заискрившейся туманной завесы и дикими молниями принялись рассекать по приграничью… И как внезапно сгинули, оставив после себя долгий затихающий полустон-полузвон. А потом…
– …а как эти начали выскакивать! Один за другим! Думал – затопчут нафиг…
– Так не топтался бы возле самого Тумана!
– Чуть не пал смертью храбрых…
– Смертью глупых и не выполняющих прямых приказов начальства, скорее.
– Так сам-то он…
– Ну так потому что он – генерал! А ты…
– Что позволено Единорогу, хе?
– Договоришься…
– Прям уж!
– Но генерал!..
– Мужииик!..
– Простите… – раздался вдруг тоненький и очень неожиданный голос.
Увлекшиеся солдаты мгновенно вытянулись по струнке – мол, караул несем, все по уставу – и лишь потом заметили, кому голос принадлежал...
– …ТРЕВОГА!
– Один из вчерашнего табуна!..
– НЕ УЙДЕШЬ!..
Все-таки по части реакции бойцы Черного шахматного отряда были ребята не промах.

…На нее оказались направлены сразу несколько опасно блеснувших и наверняка чертовски острых копий. Все заготовленные заранее слова мгновенно куда-то подевались, а ноги сами собой предприняли попытку отшатнуться куда подальше.
Так они и замерли: четверо облаченных в черное солдат-пограничников с копьями наперевес – и маленькая напуганная лошадка, поднявшаяся на дыбы.
Точнее, пони.


Пауза затягивалась.
– Эм… – наконец произнесла пони. – Извините…
Даже если солдаты слегка удивились, то виду не подали: подумаешь, говорящие лошади!
– Я тут случайно услышала ваш разговор, – продолжала тем временем пришелица. – Вы упоминали единорога, верно?
Шахматные бойцы обменялись быстрыми взглядами.
– Видите ли, – пони наконец осторожно опустилась на все четыре копытца, – я здесь по делу…


– Это странно, не находишь? – шепнул один из офицеров другому. – Вчера точно такие же носились тут, как фурии! А сегодня одна – и точно так же внезапно! И при этом никакой явной враждебности... Подозрительно же?
– Подозрительно, – так же тихо согласился другой. – Только кто ж его разберет, этот Туман, с его подозрительными внезапностями...
Тем временем добившаяся аудиенции лошадка, склонив голову набок, придирчиво рассматривала их генерала. А генерал, в свою очередь, несколько недоуменно взирал на нее.
И было в них обоих в тот момент что-то до странности схожее, подумалось одному из наблюдавших офицеров. Нечто на грани явного, за пределом внимания… Возможно, серьезный взгляд из-под падавшей на глаза челки? Или ощущение некой неведомой силы, скрытой за этим взглядом?.. Кто поймет…
– Единорог? – уточнила пони.
– А что, непохож? – почти виновато развел руками Единорог. Голос, впрочем, ни намека на виноватость не выдавал.
Пони недоверчиво хмыкнула и обошла его кругом, все так же не сводя пристально-внимательных глаз. Единорогу аж не по себе сделалось: ТАК оценивающего на него не смотрели… да давно уже не смотрели, пожалуй.
«Дареному коню…» – нечаянно вспомнилась поговорка. Единорог отмахнулся от мысли и присел перед лошадкой, поравнявшись с ней взглядом.
– По какому вопросу, ээ… леди?
– По вопросу государственной важности, – серьезно ответствовала та, вскинув голову. – Я ищу очень важную персону, от которой зависит судьба моей страны! Она должна помочь нашему миру не пасть жертвой неведомых опасностей!
«Ну снова здорово!» – чертыхнулся про себя Единорог, едва подавив порыв выдать вслух что-то менее цензурное, но куда более экспрессивное. Но не при леди же – будь она даже о четырех копытах!
«Хоть бы что новенькое придумали… Мир у них в опасности», – мрачно подумалось ему.
– И в принципе… – все так же серьезно продолжала гостья, – я чувствую, что именно вы и можете мне помочь.
– Отлично, – Единорог с кислым видом поднялся на ноги. – И кто он – тот, кого ты ищешь? Если ты вообще знаешь, о ком говоришь, конечно…
– Оу, разумеется, – авторитетно кивнула пони. – У меня есть несколько примет.
Она подняла переднее копытце, откашлялась в него, как в кулачок, и начала перечислять:
– Во-первых, в ней невооруженным глазом видны аристократизм и благородство крови. Вполне возможно, что она утратила память и сейчас ничего не подозревает о своем великом прошлом. Но она явно прирожденный воин и защитник…
«Аристократка, значит? Хм… Королева? Герцогиня?.. Страдала потерей памяти… Не Кошка же? Хотя… воин… «Коты-защитники», хмхмхм? Что, прям серьезно Кошка?!..»
– …ну и наконец, она связана с водной стихией.
«…МОРЖ?!»
– Так, – жестом прервал говорящую пони Единорог. – Начнем сначала. Выглядит-то она как?
Пони стушевалась.
– Дело в том, что… Что я никогда ее не видела. Понимаете, в нашей стране существует легенда о Той, что скрыта в глубинах морских, под звездами иными… И ей не выбраться без помощи! Вот поэтому-то я и здесь! Я была отправлена сюда, чтобы вызволить из заточения потерянную принцессу Эквестрии, томящуюся в морских глубинах этого мира много веков!
Единорог моргнул. Помотал головой. В его душу закрались нехорошие подозрения.
– Чего-чего? – переспросил он.
Пони терпеливо вздохнула.
– Наша потерянная принцесса. Томится в заточении. В ваших краях, – доходчиво разъяснила она. – Она – легендарный воин и защитник моего мира. Вот меня и отправили за ней!
– Оооу…
– Между прочим, я прошла через множество опасностей, чтобы добраться сюда, – пони застенчиво махнула хвостом. – Так вы поможете мне?
– Ты… должна найти принцессу своей страны?
– Да!
– Которая томится в заточении в глубинах моря?
– Наконец-то вы начали понимать!
– И она – великий воин и защитник, значит?
– Да…
– Из другого мира!..
Пони радостно закивала.
…Вот тут-то его и накрыло. Беспощадно и неотвратимо.
Пони попятилась. Солдаты напряглись…
…А Единорог ржал в голос.
Он хохотал тем безумным и неудержимым смехом, что часто позволяет определить еще на подходе различных злых гениев, безумных ученых или кандидатов в повелители тьмы. Казалось, пограничье застыло, замерло в нерешительности, ожидая, пока стихнет эхо этого запредельно жуткого, ненормального смеха…
А он все смеялся и смеялся… Даже выйди сейчас из Тумана сам Пресветлый Йор во плоти – бывший наемник и то бы, наверное, не обратил на того никакого внимания. Физически бы не смог.
Наконец раскаты безудержного хохота начали затихать, а потом и вовсе прекратились.
Шахматные солдаты, все как один затаив дыхание, боялись пошевельнуться, а ошарашенная пони во все глаза смотрела на оказавшегося явно буйным генерала со странным именем.
– А она… эта твоя потерянная… Она по случайности как раз не была единорогом, нет? – тем временем невинно поинтересовался этот самый буйный генерал.
– Ну... вообще-то да, – смутилась пони. – Как и все наши принцессы… Забавное совпадение, правда? Честно говоря, я потому и подумала, что она как-то может быть связана… с вами.
– Эхх… Иди отсюда, девочка, – устало махнул рукой Генерал. – У вас там настройки сбились, видимо, когда тебя сюда десантировали…
– Но я не могу уйти просто так! – в голосе лошадки послышалось отчаяние. – Я должна найти ее! Что я скажу принцессе Селестии?!
– Ну... Привет передашь. От этой потерянной. А нет – так соври что-нибудь, делов-то.
– Я не… – у пони явственно задрожала нижняя губа.
«Блин, довел девчонку до слез… хоть и пони», – поморщился Единорог – и сжалился.
– Видишь ли, – он протяжно выдохнул и взъерошил челку, собираясь с мыслями. – Нет тут больше никаких единорогов... Боюсь, что это я – тот самый, которого тебе наверняка по ошибке пришлось тут искать. Это я – воин и, чтоб его, защитник. Это я, как ты говоришь, «томился в заточении» в здешнем море. Но я-то оттуда уже давно выбрался – и сомневаюсь, что с тех пор туда попал кто-то еще, точно так же отвечающий твоим требованиям, – и он – теперь уже искренне – виновато улыбнулся посланнице далекой и неведомой Эквестрии.
– Значит… – в глазах пони мелькнуло понимание.
Единорог сочувственно покивал: мол, да-да, ничего не поделаешь.
– …Значит, это ТЕБЯ я искала и НАШЛА! Все сходится!
– Стоп-стоп-стоп! – вскинул руки опешивший Единорог. – Ты что, глупая, не понимаешь, что я попросту не могу быть тем, кого ты ищешь?!
– Почему это?
– Экхм... как бы тебе… Разве эта твоя принцесса не должна быть… Э.. ну, во-первых, грубо говоря, лошадью, а во-вторых – вообще девчонкой?!
– Ах, это… Так ведь легенды могут нести в себе неточности! – пони буквально сияла от радости. – На то они и легенды! И к тому же… Разве твое имя уже само по себе не является доказательством? Совпадение, ха! И как я сразу не догадалась?! Да и к тому же, ведь ты – в смысле «Вы», конечно же! – ничего не помните… это ведь вполне совпадает с тем, что в легенде говорится!
У Единорога закончились аргументы.
Пони счастливо прижалась к его ногам и завороженно поглядывала на него снизу вверх.
– Принцесса Селестия будет так рада, что я нашла Вас!..
Генерал беспомощно оглянулся на своих верных бойцов, замерших в отдалении.
Бойцы разом, как по команде, отвели глаза.


Под покровом безлунной, но очень звездной ночи два таинственных силуэта медленно приближались к светлеющей во тьме стене тумана…
Они несли нечто, закутанное в темную ткань и не подлежащее опознанию.
Возле самой границы идущие остановились.
– Похоже, дальше ход одному тебе, – извиняющимся тоном произнес один из них.
Второй в ответ хмыкнул.
– Думаю, идти придется недалеко. Есть короткий путь… – отозвался он. – Найдут. Стопудово.
– Уж извини, больше обратиться было не к кому, – мрачно развел руками первый.
– Сочтемся… Нда, хорошо, что в Эквестрии жители помельче многих прочих своих родственников…
Первый угрюмо наблюдал за тем, как второй, взвалив на плечо нечто, завернутое в ткань, исчезает в Тумане. Прощально вспыхнула и растаяла россыпь искр.
Совесть шевелилась и лениво вытягивала цепкие коготки, задевая нежную душу сурового воина.
Нет, ну а как он мог иначе? У него тут, вообще-то, Граница, подчиненные и твари из Тумана! А тут - на тебе…
– Вот заладила же: принцесса, принцесса… – проворчал он, заглушая скрежет когтей совести. – Нашла принцессу, тоже мне…
А потом он поднял голову и засмотрелся на лукаво подмигивающие с вышины звезды.
Где-то вдали рокотало Море, и в рокоте его мерещились то отдаляющийся, то приближающийся звонкий цокот копыт и заливистое ржание…
Единорог вздрогнул и поспешил обратно в лагерь.
Не забыть бы поблагодарить Шляпника за поистине лошадиную дозу настоя сон-травы для одной маленькой и исполнительной, но очень настырной пони, явно ошибшейся адресом… Да ведь?

URL записи

@темы: я прописан в ГСЧ, или Родная грёбаная, текстовое